Процессуально-ориентированная психология и психотерапия

Концепция сновидящего тела в процессуальном подходе А.Минделла.

Концепция сновидящего тела в процессуальном подходе А.Минделла.

В образах сновидений можно найти отражение любого телесного симптома или боли. Арнольд Минделл назвал это отражение « сновидящим телом». Неконтролируемые телесные переживания отражаются в сновидениях. Формулируя это по-другому, можно сказать, что ваше тело сновидит. При сосредоточении на телесных переживаниях и их амплификации, они всегда оказываются отраженными в сновидениях, которые у вас были до появления симптомов.

Как пишет сам автор, концепция Сновидящего тела была открыта в разгар напряженных вечерних дискуссий с группой преподавателей и студентов в начале 70-тых. На этих занятиях обсуждалась тема сновидений. Минделл заметил, что для того, чтобы быть хорошим толкователем сновидений, вовсе не обязательна тщательная подготовка в области понимания сновидений и мифов, и что сновидения можно понимать с помощью эмпирического подхода. Этот подход заключался в обращении пристального внимания на переживания сновидящего, на то, как он движется, как говорит, какие чувства испытывает. Первым открытием стало то, что сновидения можно переживать не только ночью, но в бодрствовании. Сновидение стало процессом, происходящим с человеком в бодрствующем, но измененном состоянии сознания. Минделл заметил, что даже, если человек не рассказывает о своем сновидении, то можно заметить, как «сон пытается происходить прямо у вас на глазах».

Другим значимым переживанием, подтолкнувшим автора к созданию концепции Сновидящего тела, был его собственный физический недуг. Труды по медицине и тем направлениям западной психологии и психотерапии, которые концентрировались на работе с телом, не дали Минделлу ответа на вопрос о том, что же обозначает болезнь, что же «хочет сказать само тело». Тогда он начал наблюдать за тем, как ведут себя люди, страдающие той или иной болезнью. У А.Минделла начало складываться впечатление, что само тело пытается не облегчить, а усилить переживание тела, пытаясь испытать боль с еще большей силой. Так появилась гипотеза о том, что у тела существует механизм, усиливающий симптом. Это привело к открытию того, что амплификация телесных симптомов является ключом к пониманию смысла заболевания. Работа с умирающими от рака помогла автору обнаружить связь между сновидениями и телесными симптомами. Сновидящее тело, по выражению А.Минделла, есть «нечто такое, что является сновидением и телом одновременно»

В таком случае, между сновидением и телом существуют зеркальные отражения, они взаимно дополняют друг друга. Как пишет Минделл, из его длительной практики ему не встретился еще ни один случай, когда телесные симптомы не находили бы отражения в сновидениях человека.

Минделл пишет, что впоследствии он почувствовал ограниченность работы со Сновидящим телом и начал замечать, что спонтанные движения и телесные сигналы, которые возникают у людей во взаимоотношениях и групповых взаимодействиях, могут наблюдаться и в сновидениях. Иными словами, Сновидение может проявляться в непроизвольных телесных сигналах. Таким образом, автор открыл, что Сновидящее тело проявляется на различных уровнях, или говоря языком процессуальной терапии, в различных каналах. Под каналами в процессуальной работе понимается различные формы восприятия. Таким образом, Сновидящее тело – это многоканальный передатчик информации, предлагающий принять сообщение несколькими путями. Концепция Сновидящего тела делает понятие «работа со сновидениями» и «работа с телом» практически неразличимыми.

Сновидение проявляется в различных аспектах повседневной жизни, включая ночные сновидения, телесные переживания и ощущения, непроизвольные движения, то, что раздражает или привлекает человека. Термин «Сновидение» Минделл приравнивает к юнговскому термину «бессознательное». Однако Минделл предпочитает более нейтральный язык, чем тот, который использовал К.Г.Юнг. Создание собственного, «нейтрального» языка также стало важным, поскольку язык Минделла отражает суть процессуальной работы, которая является синтезом психологии, физики, восточных практик и шаманизма.

    Минделл выдвинул  идею о сновидении и сновидческом теле, та парадигма, которой он следует в работе со сновидением и работе связанной с телесными симптомами «состоит в том, что он не знает, что означает "сновидение" или "тело". И когда кто-то пересказывает ему свой сон: «я про себя думаю, что слово "сновидение" — это просто общее понятие, означающее не более чем переживание, испытываемое спящим человеком. Поэтому я слушаю, смотрю и чувствую, чтобы выяснить, что именно находящийся рядом со мной индивид подразумевает под словом "сновидение".

Минделл говорит о том, что сновидение не является компенсацией, хотя в какой-то степени это так, но важно, что это некий процесс, который пытается произойти. Это процесс, который пытается происходить здесь и теперь. Так же как он пытается выразить себя через сны, снящиеся нам ночью, и возможно это дверь в наше бессознательное. Минделл предлагает не ассоциировать сновидение с чем-либо, хотя это то, «что делать множеству людей; не думаю, что его нужно отреагировать, хотя многие делают это непроизвольно; не думаю, что это послание из другого мира, хотя многие сновидения оказываются как раз этим»

Он предлагает следовать неведомому, и определяет это как наиболее полезный и практичный метод в повседневной работе со сновидениями. «Я получаю наиболее позитивную ответную реакцию от моих клиентов, когда забываю слова "сновидение", "тело", "боль", "проблема" или любой другой термин, который я до конца не понимаю, и ищу происходящий передо мной конкретный процесс. Таким образом, я работаю с парадигмой процесса, а не с заданной концепцией сновидений, поскольку такая концепция обычно оставляет за скобками тело, живое преходящее бессознательное».

Минделл говорит об особом языке сновидящего тела, что это некий процесс коммуникации, проявляющийся посредством телесных сигналов, поз при сидении, тональностей голоса, действий, и реакций, которые можно наблюдать не только во время разговоров, но и в сновидениях.

Работа со сновидящим телом должна начинаться с осознание сигнала, определение канала, в котором он имеет место, а затем амплификацию (усиление)этого сигнала до тех пор, пока не начинается процесс, и послание, которое скрыто за сновидящем телом не начнет разворачиваться и раскрываться.

Если процесс осознавания сновидческого тела происходит, то мы это есть потенциальный проход в другой мир. Это дверь, вход, приглашение, в другую реальность, которое можно принять или не принять. Двери сновидения дают вам взгляд на отдельную реальность.

Если вы открываете дверь сновидения и проходите через нее, то обретаете новый взгляд на реальность, ваши пространство и время изменяются, ваше представление о мире и об общепринятой реальности меняется, и вы можете заниматься тем, что Минделл называет «тайным сновидением» (secret dreaming) [4, C. 167]

Двери сновидения представляют собой устойчивые чувства, фразы, движения, или состояния ума, обладающие тремя характеристиками. Это:

1. Нечто, некто, или некоторый объект или человек, который захватывает мое внимание и является «не мной».

2. Время, которое имеет место «не сейчас»

3. Место или пространство, которое находится «не здесь». [4, C. 172]

Различие между дверями сновидения и вспышками-заигрываниями состоит в следующем: заигрывания – это неустойчивые, быстрые переживания, которые происходят в нашей повседневной жизни. Нужно быть очень внимательным и осознанным, чтобы их улавливать. В отличие от вспышек-заигрываний дверями сновидения, то они более постоянно требуют вашего внимания в течение времени; они представляют собой более основательные сигналы, как то фразы и слова, которые легко вспоминаются. Они устойчиво присутствуют в виде посланий и сигналов, в течении всего дня, года, жизни, а заигрывания представляют собой «предсигналы», и их легче упускать из вида, труднее поймать. Двери сновидения легче воспринимаются и запоминаются, нежели заигрывания, обычно мы, как правило, мы не сосредотачиваемся на них, полагая, что они составляют часть общепринятой реальности. Мы можем не отдавать себе отчета в их способности открывать вход в другую реальность. Мы узнаем, что они являются дверями, только испытывая их.

Когда же мы начинаем исследовать те сигналы и предложения, содержащиеся в нашем будущем (о чем мы мечтаем, чего бы не хотели, чтобы произошло в будущем) и прошлом (те события и ситуации, которые с нами происходили, есть ли люди с которыми мне легко и хорошо или есть человек, который мне невыносим), или исследуем наши различные комплексы, то можно проверить, не есть ли это дверь в Сновидение. Мы не можем таким же образом сосредоточиваться на заигрываниях, поскольку они едва заметны; они происходят слишком быстро.

Таим образом, чтобы понять сновидение, другого человека, таким, какое оно есть, во все полноте, необходимо научиться чувствовать свой собственный процесс сновидения. Игнорирование сновидения означаетмаргинализацию (вытеснение) глубочайших невыраженных переживаний, которые создают наши действия в обыденной жизни. Что в глубине наших повседневных проблем лежит сновидящее тело — наше самое поразительное переживание, обычно испытываемое только при приближении смерти или в оккультных и шаманских ритуалах.

Арнольд Минделл считает, что двое или более людей, вместе с их окружением, функционируют как тело, чьи процессы, телесные жесты, и другие синхроничности отражают их сновидения. Это похоже на «сон во плоти», тот сон, который сбывается наяву - по-русски можно назвать сноявью. И когда идет взаимосвязь и взаимодействие людей друг с другом, то это может проявляется в виде снов, дневных видений, синхронности у двоих или группы людей. Это несловесное знание, как чувство или ощущение, существующее до образов и действий.

Таким образом, процессуальный подход определяет, что Сновидящее тело проявляется на различных уровнях, или говоря языком процессуальной терапии, в различных каналах. Сновидящее тело – это многоканальный передатчик информации, предлагающий принять сообщение несколькими путями. Концепция Сновидящего тела делает понятие «работа со сновидениями» и «работа с телом» практически неразличимыми.

Сербина Людмила – к.пс.н., психотерапевт.